Центр правовых коммуникаций "ПАБЛЕКС"
Центр правовых коммуникаций "ПАБЛЕКС"
Услуги центра

17.12.2011 03:35
"Стоять над государством и над обществом"
Из выступления адвоката Генри Марковича Резника:


О российских судах

В отношении судебной системы на сегодняшний день принят ряд хороших законов, таких как: «О судебном сообществе», «О статусе судей», новые процессуальные кодексы. Существенно повышена заработная плата судьям, хотя я считаю ее тоже недостаточной. Но парадокс: система все равно не работает! Здесь я имею ввиду низкий процент оправдания в судах общей юрисдикции. По-моему нет уже человека, который бы не высказался и о низком качестве нашего предварительного следствия. Каким образом при таком низком качестве предварительного расследования у нас меньше одного процента оправдательных приговоров? Зачем улучшать качество расследования? Дело в том, что судебная система воспроизводит сама себя во многом. И не зря Анатолий Кучерена затронул этот вопрос – надо посмотреть из кого у нас рекрутируется судейский корпус? По-прежнему, это представители силовых ведомств – из прокуратуры, из налоговой службы, из таможни, из милиции. Среди федеральных судей нет адвокатов или юристов, которые работали в частных структурах. В голове наших судей сидит установка, что главная задача суда – это стоять на страже государственных интересов. И вот эта установка оттуда никак не выветривается. Между тем, задача суда, стоять над государством и над обществом, и рассматривать беспристрастно правовой спор между государством и гражданином.

О борьбе с коррупцией

Слухи о коррупции в судах общей юрисдикции, где я практикую, сильно преувеличены. Во что превратили это модное слово? Да судьи боятся своей тени! Приведу вам конкретный пример, совсем свежий. Приходит ко мне адвокат со стажем и умоляет войти в одно дело, которое тянется уже долго. Судья боится вынести оправдательный приговор, а обвинительный – нельзя! Судья ему так и сказала: «Если бы в дело Резник вошел, то я бы вынесла оправдательный приговор». Это, конечно, сомнительный комплимент мне, но факт есть факт – судьи боятся своей тени, не выносят оправдательных приговоров и избирают меру пресечения содержания под стражей (абсолютно необоснованную) только потому, что они боятся упрека в том, что принятие иного рода решений будет расценено как коррупционные.

О формировании общественного мнения

Здесь необходимо понимать принципы формирования общественной психологии, она формируется не на основе того, что наиболее распространено, а на основе того, что наиболее порицаемо. И вот тогда, когда появляются политические дела, дела мотивированные интересами власти на федеральном или местном уровне, то они и формируют общественное мнение. Я могу вспомнить дело Ольги Китовой, которая была реабилитирована только в Президиуме Верховного суда. Вы понимаете, что такое значит, когда приговаривает судья, член областного суда, депутата к запрету избираться представительными органами законодательной власти, представляете, что это значит? Два года ушло, чтобы реабилитировать невиновного человека. Это дела Жуковой, Данилова, дела с манипуляциями - такие дела становятся известны всей стране либо на региональном уровне, и формируют неправильное отношение к судам.

О юридических семьях

У меня лежит Распоряжение Правительства РФ, которое утвердило Концепцию федерально-целевой программы развития судебной системы России на 2007-2011 годы, в котором есть любопытный пункт: «В целях обеспечения прозрачности судебной системы, преодоления конфликтов интересов, устранения личных интересов судей в исходе дела, следует установить запрет на участие адвоката – супруга судьи, близких родственников или свойственников судьи в пределах юрисдикции суда». Поясняю – это запрет на участие близких и данных родственников от участия в деле, который рассматривает конкретный судья. Здесь предлагается – в пределах юрисдикции. Я не знаю, думали ли составители данного документа о Конституции Российской Федерации? Вообще, они представляют себе право на защиту конституционную? Начинает адвокат дело в районном суде, затем он обжалует приговор, например, в областной суд. Он поручение принял от доверителя. А там, в областном суде, среди 50-70 судей, у него есть родственник, который вообще к делу отношения не имеет. И что же? Он не имеет права там практиковать? А как же Верховный суд? Там есть очень достойные супруги-адвокаты. Сейчас происходит массовое преследование семейных пар. Заставляют уходить из адвокатуры, потому что в противном случае не продлевают полномочия судье-родственнику. Причем делается это неформальным способом, так как в законе такое положение прямо не прописано. И таких примеров десятки.

О суде присяжных

Если у нас не укоренится суд присяжных, ни о какой судебно-правовой реформе говорить не придется. Меня больно ранит необоснованная критика, которая раздается в адрес суда присяжных заседателей со стороны моих товарищей, весьма уважаемых мной членов Общественной палаты. О том, что сейчас эта карта разыгрывается недобросовестными политиками, одними - исходя из своих корыстных интересов, другими - по невежеству. Суд – он независим, независим и от государства, и от общества. И потому специфические формы контроля общества могут заключаться и в функционировании суда присяжных. Завершу я фразой С. Зарудного, человека, которому Россия больше всего обязана принятием той самой судебной реформы 1964 года: «Правосудие требует не только твердости и непреклонности, но и глубокого знания всех обыденных мелочей повседневной жизни и снисходительности к неизбежным слабостям человека». Вот таким является суд присяжных заседателей, который нам необходимо поддерживать в России.

Автор: Антон Самойленков