Центр правовых коммуникаций "ПАБЛЕКС"
Центр правовых коммуникаций "ПАБЛЕКС"
Услуги центра

06.06.2011 08:10
Судебный PR и шантаж: точки соприкосновения
Известно, что PR — это некий инструмент, при помощи которого можно создать и быстро раскрутить никому не известный бренд, провести шумную кампанию в прессе, эффективно поднять имидж конкретного лица, привлечь к событию максимальный интерес и вызвать широкий общественный резонанс. Но, помимо опробованных методов, для достижения своих целей PR-специалисты порой используют «теневые» способы влияния на клиентов, их оппонентов и аудиторию. К одному из таких средств относится шантаж.

Согласно определению, шантаж — это преступный способ использования сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. Угроза должна восприниматься потерпевшим как реальная опасность.

Угрожать можно сообщением вышеуказанных сведений как многим лицам, так и одному лицу, мнением которого дорожит шантажируемый. Ближе всего к шантажу по составу с позиции права стоит вымогательство. Вымогательство (ст. 163 УК РФ) — это требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

Однако в сфере оказания PR-услуг шантаж трактуется более упрощенно, а также далеко не всегда наступает ответственность за его применение. Несмотря на все это, шантаж не перестает быть потенциально опасным и вредным инструментом современных PR-технологий.

Сферы применения PR-шантажа.


Как ни странно, круг применения подобных PR-технологий широк: начиная с серьезной предвыборной кампании с солидным бюджетом и поддержкой «сверху» и заканчивая повышением личного рейтинга в социальной сети. Интересным примером служит PR-шантаж государственных органов в ходе псевдоинформационного сопровождения правовых конфликтов. Так, например, пиарщики могут намеренно сообщить оппонентам и в государственные структуры (в том числев суды), от которых ожидается определенная реакция, о проведении PR-процедур и кампаний для создания эффекта наблюдения за каждым шагом по делу третьими лицами, в том числе широкой общественностью. Тем самым они оказывают психологическое давление на органы и лиц, принимающих решения по делу.

Способы проявления такого PR- шантажа могут быть различными: направление писем и телеграмм в интересующие органы, рассылка факсов и телефонные звонки, личные встречи, заявления по ТВ, «сарафанное радио», запуск контролируемых слухов, в том числе неправдоподобных и т.п. На самом же деле, дальше предупреждений, писем и звонков такие «пиарщики», а, по сути, шантажисты, не идут. Они не проводят анализа ситуации, не берут интервью у оппонентов и третьих лиц, не «светятся» в прессе и т.п. Все устрашающие меры, а по сути – давление и угрозы - в виде предупреждения о нехороших последствиях в случае принятия «не того решения по делу» никогда не реализуются и сравнимы лишь с методами «братвы из 90-х», берущих «на понты» «лохов»-предпринимателей и разводящих их «на бабло». Здесь уместно будет вспомнить одну йеменскую поговорку: "Достал меч из ножен - бей!" Нередки ситуации, когда такие пиарщики переходят грань дозволенного законодательством, а потому вынуждены обращаться за помощью к профессиональным юристам и даже адвокатам. Это происходит при воспрепятствовании осуществлению правосудия и производству предварительного расследования (ст. 294 УК РФ) или клевете в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя (ст. 298 УК РФ).

Справедливости ради необходимо отметить, что PR-шантаж – вовсе не российское ноу-хау, и в тех же Штатах он давно распространен в виде подачи абсурдных исков в суды. Суть здесь состоит в использовании особенностей американского законодательства, при которых исковое заявление может содержать клеветнические обвинения, но истец ответственности за их содержание не несет. Последствия могут коснуться лишь адвокатов клеветника. Но возможные финансовые и репутационные потери компенсируются огромным, даже по меркам США, гонораром.

В целом необходимо помнить, что при информационном сопровождении любых правовых конфликтов и судебных процессов PR-специалист должен четко представлять себе тонкую грань, отделяющую его креативный подход к работе от противоправных действий, запрещенных под угрозой наказания уголовным законодательством России.

Автор: Жанна Самойленкова